Украина +38 095 007 73 57
Россия +7 916 968 03 00
e-mail: vbalayan@mail.ru
e-mail: tvdocfilm@gmail.com
«Хуизмистерпутин» как фильм и расследование

http://www.szona.org/94911-2/

 

«Хуизмистерпутин» как фильм и расследование

Опубликовано: 17:01, Январь 20, 2016
Теги: Россия
фото: РИА Новости

фото: РИА Новости

Отмотаем пленку чуть назад. 29 декабря, отвлекая народ от всеобщего затоваривания мандаринами, во Всемирной Сети, вот уж действительно как гром среди зимнего неба, грянул «Хуизмистерпутин» — заметьте, не вопрос, а ответ.

Известный в профессиональных кругах режиссер-документалист Валерий Балаян выложил на всеобщее рассмотрение и тиражирование свой, созданный в соавторстве с журналистами Анастасией Кириленко и Владимиром Иванидзе, фильм про то, как нынешний российский президент входил во власть. Момент публикации был выбран вполне садистски – пошучу вслед за Балаяном, моим давним другом, – с целью заменить под Новый Год дорогим россиянам «Иронию судьбы…».

Рязановский шедевр необорим. Но для сравнения: 7 января в прокат вышел «Выживший» с Ди Каприо и за первый уикенд собрал полтора миллиона зрителей. Строго документальный «Хуизмистерпутин» в первую неделю демонстрации – да, бесплатно, но не в этом суть — посмотрели полтора миллиона раз только на одной площадке YouTube. Кто-то неоднократно, иные в компании. Допускаю, что и «под оливье»: зрелище явно не развеселое, но крякнуть и матюгнуться позволяет.

Ссылку на фильм повторили у себя более четырех десятков ресурсов – понятно, иностранных. Прежде всего, украинских, поскольку Балаян устроил премьеру картины в Киеве. Под сотню интернет-изданий рассказали о фильме, поместили интервью с его создателями.

В России «Хуизмистерпутин» замечен одним бесстрашным провинциальным интернет-ресурсом (не укажу пальцем). Да «Эхом Москвы»: писатель Михаил Веллер обозвал фильм «дурацким» и посоветовал фильм не смотреть – якобы «ничего нового». В ответ получил массовое фэ от зрителей, обсуждающих картину в Фейсбуке. Другие СМИ промолчали.

А вот опубликованный 1 декабря Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального фильм-расследование «Чайка» замечен был. Случившийся вопль: «Ложь!» наверняка дополнительно увеличил аудиторию сей очередной, но очень крупной драмы (когда я пишу этот блог, только на одном канале YouTube 4 386 147 просмотра, цифра увеличивается). Понятно, что документалист Балаян – не профессиональный разоблачитель, политик и юрист: запросы по инстанциям не подает, костер не раздувает. Но и цели/мишени этих расследований разные.

Навальный, шокируя размахом и чернотой «крыльев» Чайки, показывает возмутившемуся населению, что система покрывает своих, и она ощерилась в ответ. Меж тем люди со школьных лет знают: Прокурор в подчинении у Городничего. Балаян принародно раздевает самого Городничего, который совсем не смешон и в полной силе. Вот почему российская пресса молчит: показать, что увидел срам важной фигуры, страшно. Наивных нынче нет.

Важно и другое. Авторы «Хуизмистерпутин» уверены, что к их работе невозможно придраться: все факты строго задокументированы. А стандартные аргументы российской пропаганды исчерпаны. В середине декабря она повторила, после «Чайки», залп о(т)плевывания: второй канал немецкого телевидения ZDF выпустил фильм «Человек власти Путин».

За неделю энтузиасты сделали русский закадровый перевод, сейчас вижу четыре размещения на YouTube, общее число просмотров около полумиллиона. Их число тоже растет, но медленнее: констатация фактов и мнения «социально неблизких» экспертов менее зажигательны, нежели расследования.

Такая вот музыка

Своей политической документалистики в России сейчас быть не может. Первая причина понятна — цензура. Но есть и вторая – традиция. Лучшие наши режиссеры, работающие в неигровом кино в последние полвека, от Михаила Ромма и Александра Сокурова до Алены Полуниной, говорят о политической реальности вовсе не ради публицистического эффекта. Они, простите высокий слог, размышляют о человеке, о родине и мире — философски и поэтически. Используя все пригодные средства киноязыка. Чем и сильны.

Но мирное время закончилось, ситуация за окном вроде бы провоцирует на прямые и ясные экранные высказывания. Такова «Чайка» (имя режиссера скрыто Навальным ради безопасности человека): сделанный уверенной рукой научно-популярный фильм подробен, тщателен, таблицы и схемы впечатляют, архивные, оперативные и собственные съемки добросовестно иллюстрируют смысл.

Однако кинематографических достоинств почти нет, содержание фильма целиком представлено на сайте ФБК в текстовом формате. Что, конечно, само по себе заботливо и необходимо. Но отвыкшему читать народу легче воспринять информацию в виде движущихся картинок.

В фильмографии Балаяна под 70 собственных документальных и научно-популярных фильмов, не обнесенных наградами, с героями от философов Пятигорского и Мамардашвили до убитой антифа-активистки Насти Бабуровой, а также еще с десяток сценариев для других режиссеров.

Так вот, он утверждает, что делал «Хуизмистерпутин» именно как строгое научно-популярное кино. Визуализировал, мол, известные уже документы и расследования, да собрал их вместе.

А чтобы зрители не заскучали, по законам драматургии сделал паузы – музыкальные. Разные исполнители поют про Путина. «Действуй, Путин, русский президент», «Я хочу теперь такого, как Путин», «Путин снится лидерам Евросоюза в костюме Бабы-Яги. Он грызет европейское жирное пузо, а потом выедает мозги. Путин идет по планете – прячутся геи в дупло. Страшнее всего на свете могучая поступь его». И еще много-много подобного, даже некий афро-рэп.

Мой друг добросовестно заблуждается. Он сделал фильм по законам художественной документалистики (поэтому я, собственно, и рассказываю о нем в киноблоге).

Вся эта чудовищная попса, ее тупые тексты под тупые ритмы едва ли не страшнее информации о воровстве, коррупции, рэкете и мафиозности. То, что поют и чему добровольно аплодируют люди, показывает их самую суть. И, скажу я вам, «Владимирский централ» рядом с этими конъюнктурно-убогими поделками просто классика. Не говоря уж о блатном фольклоре и старинных каторжных песнях.

Но режиссер Балаян не ограничивается музыкальными вставками. Он работает с подсознанием зрителя и другим классическим способом: строит монтажные фразы.

Например, говорится о кооперативе «Озеро», о корыстных чиновниках – а в кадре дети пускают гигантские мыльные пузыри или очередь стариков в стоптанной обуви.

А чуть позже Марина Салье внезапно проговаривается о страшном: «Убьют меня!» — и снова мыльные пузыри уже показывают нам ценность человеческой жизни для тех, кого опасалась эта героическая женщина, отважившаяся на интервью.

Сама музыкальная тема тоже не случайна. За ней «обертон» Фонда «Федерация» и Владимира Киселева, лишь по касательной затронутый в фильме – просто потому, что в 100-минтную картину невозможно было вместить всю информацию, собранную авторами за годы труда.

Однако есть в фильме кадры знаменитого концерта 2010 года, организованного Киселевым. Они даны после ответов основных интервьюируемых на сакраментальный вопрос: ху из мистер Путин? – и располагаются в диапазоне от «агент западных спецслужб, нанятый окончательно развалить Россию» до «продукт КГБ» и «вор».

И вот вслед за такими характеристиками мы видим лидера нации у рояля поющим Blueberry Hill. Мировые кинозвезды первой величины, среди которых не удивителен лишь Депардье, восторженно аплодируют.

Это финал фильма. Идут титры. Путин мелодекламирует. Кот лежит («слушает, да ест»). Под чью музыку мы существуем? Или все же: песенка спета?

Орудие освобождения

Литератор Веллер, призывая не смотреть фильм Валерия Балаяна как «не содержащий нового», во-первых, признает, что все факты известны, но не опровергнуты. А во-вторых, нечаянно обнаруживает собственную изрядную дремучесть: не умеет воспринимать кинопроизведение. Даже несложное, как «Хуизмистерпутин». Но начинающее игру со зрителем уже в названии.

Этому многим людям нужно учиться, безусловно.

Ибо кино действительно сильная штука. Смешно цитировать Ленина, вот вам Троцкий: «Кинематограф соперничает не только с кабаком, но и с церковью». Времена иные, пропагандистское «мыло» теперь несется народу телевидением из всех шаек, а киноискусство – в контексте нашего разговора — выработало себе совсем иную роль.

Лучше всех о ней говорит основатель и многолетний директор знаменитого Музея кино Наум Клейман: «Я глубоко убежден, что кино очень важная часть общественного самосознания. Не единственный, но существенный способ формировать из подданных — граждан. Тех, кто может участвовать в построении страны. Государство – одна нога, общество – другая. Если нет общества, то страна инвалид. Ей нужны подпорки. Это либо армия, либо диктатура. А кино – орудие освобождения».+

Балаян признается, что он в свои 55 лет счастлив был высказаться совершенно независимо – о чем хотел и как хотел, пусть на собственные средства, но без малейшей цензуры и продюсерских указаний. Теперь в великой и свободной Всемирной Сети все, имеющие уши, да слышат.

Ольга Шервуд, Русская служба Би-би-си

4
Комментарии (0)
Цитаты (3)

 
< Пред.   След. >
 
© 2008 Персональный сайт Валерия Балаяна