Украина +38 095 007 73 57
Россия +7 916 968 03 00
e-mail: vbalayan@mail.ru
e-mail: tvdocfilm@gmail.com
Валерий Балаян: «Кроме доброго имени и репутации с собой на тот свет ничего не заберешь…»

http://panoptikon.org/articles/32302-valerijj-balajan-krome-dorogogo-imeni-i-reputacii-s-sobojj-na.html

Валерий Балаян: «Кроме доброго имени и репутации с собой на тот свет ничего не заберешь…»


Опубликовано: 15.06.2012, 12:43


Сегодня в гостях у «Паноптикона» очень статусный гость. Чтобы не тратить лишних слов приведем его биографию из Википедии: кинорежиссёр и сценарист, член Союза кинематографистов РФ и Украины, член Союза журналистов России, член Гильдии кинодраматургов России, член Гильдии неигрового кино России, член Гильдии кинорежиссёров России, член Правления Крымского отделения Национального Союза кинематографистов Украины – Валерий Балаян.

Профессиональную карьеру в кинематографе начинал разнорабочим на киностудии «Ленфильм» (1980-1982 годы) – в съемочных группах Динары Асановой, Ильи Авербаха, Михаила Ершова, Владимира Фетина, Сергея Овчарова и других. В 1982 году принят ассистентом оператора на Ленинградскую студию документальных фильмов. Работал в съемочных группах Алексея Учителя, Николая Обуховича, Сергея Скворцова, Павла Когана. В 1984 году поступил на сценарное отделение Высших курсов сценаристов и режиссёров Госкино СССР (мастерская Леонида Гуревича).


В 1989 году закончил обучение по специальности режиссёр неигрового кино ВКСР. В последующие годы по сценариям Валерия Балаяна поставлены более 40 документальных фильмов и более 60 он снял самостоятельно как режиссёр.

Кроме того, Валерий Балаян на протяжении ряда лет работал в штате телекомпании РЕН-ТВ, где производил ток-шоу для детей и цикловые передачи в жанре репортажа (1998-2000 годы), а также в телекомпаниях «Альма-Матер» (главный режиссёр), «Культура», РТР (Телеканал «Россия»), ТВЦ и АСС-ТВ («Цивилизация») (режиссёр-постановщик).

С 2003 года – преподаватель кинодраматургии Всероссийского Государственного института кинематографии (ВГИК).

C 2008 года – специальный корреспондент Радио «Свобода» в Крыму (Украина).

С 2012 года – руководитель мастерской режиссуры и продюссирования документальных фильмов Высшей школы журналистики

- Каким ветром вас занесло в Запорожье?

- Занесло не случайно. Мы свой приезд готовили давно, уже месяца два назад было известно, что он состоится. Все дело в том, что мы с командой, по заданию российского телеканала «Культура», снимаем фильм к юбилею Владимира Войновича. Ему в конце сентября исполняется 80 лет, хотя, глядя на него никто никогда этого не скажет. Он в очень хорошей форме.

Мы с Владимиром Николаевичем подружились и начали снимать этот фильм. Уже сняли несколько эпизодов, как вдруг решили, что в этом кино не будет традиционных вещей: каких-то поздравлений, рассказов от друзей и поклонников о том, какой он замечательный человек, мы просто проедем по местам его детства и юности. Вот так мы приехали в Запорожье.

- И как вам город? Только честно. Меня интересует первое эмоциональное впечатление, как от человека, когда ты с первого взгляда знаешь, твой это человек или нет.

- Город замечательный, но в нем, к сожалению везде выпирает советскость или совковость, в общем, некая пята советского, и в архитектуре, и в названии улиц… Для меня дико звучат названия «проспект Ленина» или «улица Чекистов» и это в центре города. Нужно избавляться от советской топонимики, и мне кажется, горожане должны как-то это решать.

Я понимаю, когда нельзя снести задние, но хранить память о каких-то сомнительных советских личностях, тем более о чекистах… Один кровавый палач, этот Ленин, убивший своими идеями миллионы прекрасных людей, второй тоже чуть ли не весь цвет нации расстрелял. Зачем запорожцы до сих пор все это терпят?

- У запорожцев с советской властью связана практически вся история. До строительства плотины и воплощения плана ГОЭЛРО в Запорожье проживало 40 тысяч человек, после окончания строительства – 400 тысяч. Так что запорожцы обязаны родиной первенцу ГОЭЛРО, наверное, поэтому мы все до сих пор так спокойно относимся к советской топонимике.

- Насчет первенца ГОЭЛРО вы ошибаетесь! Первенец ГОЭЛРО – это Волховская станция и я это точно знаю, потому что я там снимал фильм. Волховская станция находится под Питером и там до сих пор работают четыре турбины Эриксон и Сименс и с 30-х годов прошлого века вырабатывают электричество! Сейчас туда ездят шведы и немцы, делать рекламу своей продукции. Я готов поручиться за свою информацию.

Да, такого масштаба как у вас в Запорожье не было, но тем не менее. Мало кто знает, но план ГОЭЛРО изначально включал в себя строительство небольших станций. Тогда возле деревни могли поставить одну турбину, и она всю ее освещала.

- Надо же. У меня совершенно другая информация. Вот так урок истории.

- Скажу вам больше, план электрификации всей России разрабатывался еще до революции, году в 1913-м или 1914-м. А умные большевики, в частности такие, как Кржижановский, просто взяли всю уже готовую документацию и воспользовались.

- Повторилась история со знаменитыми буденовками и вообще всем обмундированием Красной Армии, которое, оказывается, разработали и даже частично пошили еще при царе.

- Да.

- Вы пишете сценарии и снимаете фильмы о русском фашизме, причем заведомо зная, к чему это ведет. Уже были так и не раскрытые убийства Политковской*, Эстерминовой*, Насти Бабуровой* и не только их… Откуда вы берете столько смелости? Зачем вам это? Вам что, жить надоело? Можно же снимать перманентную развлекуху, какие-нибудь непритязательные шоу, веселить народ, и все будут довольны. Что толкает вас на столь опасный для жизни вызов?

- Трудно сказать. Но я считаю, что если об этом молчать и вообще ничего не делать, то количество этого зла будет увеличиваться в геометрической прогрессии. Я, конечно, далек от мысли, что мои фильмы могут что-то существенно изменить, но та антифашистская волна, которая поднялась после убийства Станислава Маркелова* и Насти Бабуровой, она, по крайней мере, приостановила рост этого кошмара. И сейчас суды, под давлением общественности, вынуждены осудить убийцу Тихонова на пожизненное заключение, т.е. нацистам немного дали по голове.

Я думаю это временное явление, потому что даже сейчас, в частности на демонстрации, которая была в Москве 6 мая, неонацисты используются, как провокаторы и натравливаются на демократическую часть общества. Т.е. они разменная карта в известно чьей политической игре. Ведь до 2004 года фашистские проявления были уделом маргиналов, и встречались незначительно. Их рост связан именно со вторым сроком Путина. Всем стало ясно, что нацистам просто позволяют делать то, что они делают. Никто не пресекает их антизаконных действий, им разрешают играть на националистической риторике. Они просто карта в крапленой колоде политических игр.

- Не считаете ли вы, что все эти дурно пахнущие политические игрища – следствие существенно понизившегося качества образования, как у вас в России, так и нас на Украине? Ведь невежественному человеку, как известно, можно внушить все, что угодно. У вас с этим проблема, и у нас с этим проблема. Ваши рецепты, как бороться?

- Сейчас ни вашим, ни нашим властям, видимо, не нужны умные люди. С одной стороны образование должно быть просветительским, а с другой – оно должно быть под властью закона. Потому, что, например, в Германии если ты купил «Майн кампф» - за это дают четыре года. А в России, и тем более в Украине, эта книга есть в свободной продаже.

Во-вторых, после войны немцы, вместе с американцами, провели в Германии и в Америке очень жесткую люстрацию. Члены фашистской партии вообще никогда не имели права занимать какую бы то ни было государственную должность. Просто за попытку бывших членов партии собраться и что-то там обсудить, их сажали в тюрьму. Это жестко, но таким образом было покончено с фашизмом.

- На мой взгляд, книгу нужно не запрещать, а наоборот, ввести в школьную программу, чтобы подростки сразу знали весь подтекст.

- Согласен! Но, эту книгу можно читать только тем людям, у которых развит критический анализ, но вот этому-то как раз и не учат в современной школе! А ее подсовывают подросткам 14-16 лет и говорят, что у нас в России все плохо, потому что понаехали таджики, что-то мутят евреи или американцы. Т.е., на очень сложные вопросы бытия в этой книге даются очень простые ответы, и эта зараза распространяется по миру. Фашизм ведь не просто так назвали «коричневая чума» - это действительно заразная вещь, это болезнь, которой трудно противостоять, особенно неокрепшему подростковому сознанию.

- Но ведь запретный плод сладок! Считаю, что надо не просто разрешить такие книги, но и заставлять читать, чтобы сразу раскладывать все по полочкам. Глупо же запрещать! Это вызывает протест и агрессию.

- В Германии так и делают, причем с очень юного возраста. Кстати, в советское время пропаганда тоже хорошо работала. Правильные поведенческие примеры прививали с помощью каких-нибудь молодогвардейцев, Зой Космодемьянских. А сейчас ничего такого у нас нет. И когда жизнь задает вопросы: почему так плохо? Не отвечают же: «Потому что правительство и президент плохо работают, и грабят страну, а потому что понаехали». Я в таких случаях говорю: «Давайте, займите места тех, кто понаехали». Ведь ни одного русского нет на стройках в Москве. Дворники, мусорщики, уборщики… всю черную работу в столице и в других крупных городах, делают «понаехавшие».

На самом деле, это очень сложный вопрос и пока «понаехавшие» никому особо не мешают, но я думаю, что такая политика властей приведет к тому, что если не дети сегодняшних «понаехавших», то уж внуки точно ответят так, как сейчас во Франции отвечают арабы и алжирцы. Если не понимать этого и все беды списывать только на людей извне, это очень плохой рецепт.

- Мне очень льстит, что мы с вами коллеги. Вы много на каких телеканалах работали. В одном из своих интервью вы нелестно обозвали всех телевизионщиков причастными к летаргическому сну телегипноза, который не дает зрителю пищи ни для ума, ни для сердца. Мысль не нова, но лично мне не приходило в голову восстать против естественного хода вещей. Ведь смотреть или нет – личный выбор каждого. Почему восстали вы?

- Восстания никакого не было. Просто, раз уж вы работаете на телевидении, то знаете, что всегда есть давление начальства, власть имущих, олигархических кланов, каких-то людей, чьи интересы вы можете задеть… И телевидение для кого-то превращается в педаль, нажимая на которую ты на кого-то давишь или в сливной бачок, через который можно слить компромат на конкурентов, замочить их или себя пропиарить.

Телевидение – это вообще-то универсальный способ воздействия на общество. Сегодня уже никто не рассматривает телевидение, как способ просвещения или культуры. Раньше это было, и в советское время, и даже в постсоветское время еще было, но постепенно каналы стали частными, их начали использовать в политической борьбе разные партии и кланы. Но самое обидное, что люди, работающие на телевидении, причем я имею в виду именно людей творческих, согласились все это обслуживать. За какие-то деньги, преференции, положение в обществе, еще за что-то и покорно начали эту грязную работу выполнять.

В том, что это случилось, винить надо не власть, не обстоятельства, а только самих себя. Потому что, если ты соглашаешься служить властям вопреки совести – значит, это зло проходит сквозь тебя, ты – часть этого зла и ты покорно соглашаешься с этим злом. Кроме того, ты проводишь это зло в метальное пространство на территории, которые ловят твой сигнал. Хочешь ты или не хочешь, но ты должен понимать, что тем самым делаешь будущее своей страны, но делаешь не будущее, а антибудущее.

- Подождите, когда работаешь на частной телекомпании деваться некуда, но ведь у вас в России еще осталось общественное телевидение? Или уже нет?

- Телеканалы у нас все государственные и почти все клановые. Говорить о том, что в настоящий момент в России есть хоть один независимый телеканал, я не могу. Сейчас будто бы появился квазинезависимый телеканал «Дождь», но на самом деле это не так, он тоже, так или иначе, прижат к ногтю и только степень свободы чуть-чуть различается. Но в любом случае, это происходит только потому, что люди соглашаются так работать, соглашаются, чтобы их ставили в неудобную позу и имели. Соглашаемся на все мы сами, всегда.

Я своим коллегам могу сказать только одно: никого не ругайте и ни на кого не пеняйте. Все делаете вы, своими руками. Если бы не творили того, что творите, телевидение, да и вообще СМИ были бы другими – и у вас, и у нас.

Ведь этому злу можно противостоять. Я помню, в Польше был случай. Там один актер выступал в защиту Войцеха Ярузельского, так вот, когда он выходил на реплику во время спектакля, весь зал хлопал и не давал ему играть. Этот актер был вынужден уйти из театра и вообще из профессии. Ему же слова нигде не давали сказать. Так что, от общества много что зависит.

- Наверное, поляки такие согласованные и дружные, потому что у них репрессий не было.

- Все там было. Быть может не в таких масштабах, как в Союзе, но было! И диссидентов травили, и сажали…

- Не скажите, у них там, по сравнению с нами, цветочки были, у нас же всех активных выкосили, недаром Высоцкий пел: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».

- Я считаю, что в любом случае все зависит от людей, которые в своей маленькой корпорации способны, когда им приносят кассету с заказным материалом, или статью, несущую очевидную ложь и зло, сказать: «Мы это печатать (ставить в эфир) не будем!». Если это скажет не один человек, и даже не вся телекомпания или газета, а ее большая часть, тогда не будет такого беспредела на СМИ-пространстве. Нужно просто суметь нам как-то договориться между собой.

Другого пути нет. Я абсолютно убежден, что если каждый откажется пропускать ту маленькую дозу зла, которую ему навязывает клан, группировка, партия или другие заинтересованные лица, зла вообще будет меньше. Помните, у Шварца: «Я не буду первым учеником».

- Вы так и поступаете?

- Стараюсь. Мне не нужно себя убеждать или заставлять что-то такое не делать, мне это просто отвратительно. Я хочу делать то, что мне интересно, понимая, что жизнь коротка, и кроме доброго имени и репутации с собой на тот свет ничего не заберешь. А все деньги, которые нам платят, ведь на них не купишь ничего главного в жизни. Ни любовь, ни дружбу, ни здоровье, ни уважение других, ничего!

- С этим трудно спорить, но есть другой аспект. Для творческого человека, как мне кажется, смертельный случай, когда ты находишься в культурном вакууме. Ваши фильмы не берут на фестивали, их не показывают по телевизору и в российских кинотеатрах из-за явного антиправительственного уклона. Но ведь у вас семья, ее надо содержать.

- Нельзя бояться этого и другие двери всегда откроются. Всегда можно прожить. Я 10 лет прожил в деревне, вел фермерское хозяйство.

- Так вы, ко всем своим талантам, еще и коров доить умеете?!

- Тогда я доил коз. У меня было двое маленьких детей, и мы доили их, а на козьем молоке сепаратором делали сливки, сметану, масло. Я все это прошел и знаю, что можно спокойно прожить своим трудом, ни под кого не прогибаясь.

- И вы считаете нормальным, когда человек вашего уровня доит коз вместо того, чтобы снимать кино?

- Никто не знает своих возможностей. Вот такие ситуации и дают нам эти проверки. Нам кажется, что вот мы там выучились на кого-то, я, например, журналист, я там еще кто-то и это все! Ничего подобного! Если ты мужик – идешь и добываешь руками все что тебе надо. Ничего страшного в этом нет.

Знаете, я давно заметил, что жизнь так странно устроена: есть энергия отказа, это когда вы от чего-то отказываетесь, особенно заманчивого, но нехорошего, тогда к вам всегда приходят другие возможности, причем даже такие, о которых вы и подозревать не могли. Мне это много раз разные люди говорили, но нужно, чтобы этот отказ был настоящий и искренний, никак не лукавый и не фальшивый.

- Вы сейчас говорите ведические вещи. Сейчас речь идет о доверии к жизни?

- Да, о нем! Доверие к жизни, способность быть открытым навстречу жизни, к ее вибрациям, к ее бытию, к ее тонким энергиям, только это делает нас свободными и счастливыми. Только тогда жизнь идет навстречу, а не убегает от вас. Я в это верю, я так живу.

*Анна Семеновна Политковская – российская журналистка, правозащитница. Уделяла особое внимание конфликту в Чечне. Помимо журналистики, занималась правозащитной деятельностью, помогала матерям погибших солдат отстаивать свои права в судах, проводила расследования коррупции в Министерстве обороны, командовании Объединённой группировки федеральных войск в Чечне, помогала жертвам Норд-Оста. Резко и эмоционально критиковала действующую власть.

*Наталья Эстемирова – чеченская правозащитница.

*Анастасия Эдуардовна Бабурова – российская журналистка, поэт, гражданка Украины. Вместе со Станиславом Маркеловым стала жертвой громкого убийства. Анастасия училась на факультете журналистики МГУ, работала в газете «Известия» и была внештатным сотрудником «Новой газеты». Режиссёр Валерий Балаян снял про Анастасию Бабурову документальный фильм «Любите меня, пожалуйста».

Беседовала Илона Наныкина


/Развернуть добавить новый комментарий…

 

 
< Пред.   След. >
 
© 2008 Персональный сайт Валерия Балаяна