Украина +38 095 007 73 57
Россия +7 916 968 03 00
e-mail: vbalayan@mail.ru
e-mail: tvdocfilm@gmail.com
Скандал вокруг фильма о Льве Копелеве
Оглавление
Скандал вокруг фильма о Льве Копелеве
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11

Слушатель: Добрый вечер. Я попрошу меня не прерывать, если можно. Я полезную информацию вам скажу. Дело в том, что насиловали не только в Германии, а насиловали и в других странах. И это не было связано, я думаю, с такой уж сильной местью немцам, а просто, я думаю, с низкой моралью. Вот у меня перед глазами сейчас воспоминания философа русского Николая Ануфриевича Лосского, который жил в  Братиславе. И вот он пишет, что «стыдно было слушать рассказы о грабежах Советской Армии, и особенно о насилии над женщинами. И говорили, что в Братиславе было изнасиловано 9 тысяч женщин в течение первых трех дней занятия города. У эмигрантки К. были две красавицы-дочери. Она ранила одну из них в ногу, вымазала лица обеих дочерей кровью и поместила их в клинику, пользуясь знакомством с докторами. Таким образом, она спасла дочерей. Дня через три после занятия города войсками бесчинства эти были прекращены. Советские войска особенно жадно набрасывались на часы, не только солдаты, но и офицеры. «Давай часы», - эти слова были известны всем словакам и чехам, как главное требование солдат. Некоторые из них нацепляли себе на руки по 10 и более штук часов. На рыночной площади во время базарных дней они толпились и продавали часы. Страсть к часам была общеизвестна. Смотря фильм, изображающий совещание Рузвельта, Черчилля и Сталина в Ялте, публика, увидев, как Сталин протягивает руку Черчиллю, стала говорить: «Давай часы», - и хохотала».

Владимир Бабурин: Арон, понятно. А вопрос у вас есть?

Слушатель: У меня очень ценное замечание. Если вы посмотрите книжку Милована Джиласа «Беседы со Сталиным», то он пишет о том, что точно так же Советская Армия насиловала и убивала югославских женщин. И когда он впервые попал в Москву и поставил этот вопрос перед руководством самым высоким, то получил такой жестокий отпор, что тогда он впервые засомневался, вообще говоря...

 

Владимир Бабурин: Арон, понятно, о чем вы хотите сказать.

Валерий, вам сейчас придется отвечать опять же на тяжелый вопрос. Есть история героическая, которой хочется гордиться. И ей с большим удовольствием гордятся. А есть история постыдная, которую больше всего хочется забыть. Забыть не получается, а людей, которые мешают забыть, очень не любят.

 

Валерий Балаян: Вы совершенно правы. И это, к сожалению (или не к сожалению), не только у нас происходит. Я вам приведу пример совсем с другой стороны. Я делал пару лет назад фильм к юбилею высадки в Нормандии, было 60 лет. И мы делали фильм о втором фронте. Я, занимаясь этим фильмом, читал много писем простых солдат и много мемуаров, в частности, мемуары командующего сухопутными войсками Паттона, Омара Бредли, Мантгомери и других. Так вот, там есть эпизод, который встречается и у других в письмах, и он подтверждается. Я уже говорил о нем, но напомню. В составе Канадского корпуса, который был в альянсе, высадившегося в Нормандии, были канадские индейцы, батальоны. Они связывали пленных немцев узлами и стреляли им под ноги – потешались. И те душили друг друга – и такая была потеха. Об этом написано во многих источниках, об этом сделаны, как эпизоды, в фильмах. И никто этого не скрывает. Во Франции были случаи изнасилований, и достаточно много. Об этом тоже... Но работала жесткая машина военно-полевого правосудия. Эти все случаи очень быстро подавлялись, и были подавлены буквально в первые два дня даже высадки. Я могу вас к источникам адресовать, и вы увидите, что все это было.

Никто не идеален – и та сторона, наши союзники, и мы. Есть человеческая природа, и об этом Копелев как раз рассуждает в этих эпизодах. Это все было, да. Но, действительно, мы знали и слушали о нашей истории и об истории войны только то, что мы читали в учебниках и у господ Бондарева и других. Теперь попытка чуть-чуть напомнить, не что-то запретное, а то, что опубликовано у нас во многих... Почитайте Астафьева, почитайте Некрасова, откройте Копелева. Значит, в книгах можно, а факт публичного произнесения того же на телевидении – нет, получай по рукам.

 

Владимир Бабурин: Вера Ивановна из Москвы, добрый вечер.

 

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, меня вообще удивляет такая дружная, оголтелая, я бы даже сказала, поддержка вот этой позиции. А вы как будто не знаете, что факт того, что происходит на войне, совсем нельзя соизмерять мерками мирной жизни. Возьмите любую войну – там всегда совершенно другое поведение. И грабеж, и насилие – это всегда было и с одной, и с другой стороны. Почему накануне Дня Победы человека, действительно, ветерана, который, может быть, и не знал об этом, довели до слез? И тем, что обсуждаете только это, и ничего другого не обсуждаете. Изнасиловали... Да, женщин насилуют во все времена, во всех странах, когда идут военные действия. А вспомните Нюрнбергский процесс, что там творилось, как люди сходили с ума от того, что им приходилось от вытопленных тел жир выносить. Это что, не жестокости? Это что, человечность? Почему только эта позиция обсуждается? Спасибо.



 
< Пред.
 
© 2008 Персональный сайт Валерия Балаяна